Rise of New Age

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rise of New Age » Хорошо забытое старое » Большой шухер - 03.08.2015.


Большой шухер - 03.08.2015.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Большой шухер.
http://images.vfl.ru/ii/1446786531/62f68f70/10400346.jpg

дата и место действия:
03.08.2015. Нью-Йорк.

участники:
ГМ, Oleg Volkov, Lucy Adams.

краткое описание:
История о том, как Америка - страна больших возможностей начинает переплетать в кнут судьбы совершенно разных людей перед одним, общим делом.

0

2

В переулке изрядно воняло мокрой псиной, мочой и блевотиной. Но в мусорном контейнере, из которого прилично помятый Олег пытался выбраться что бы помочь Сенину разобраться с проклятыми педиками, пахло намного хуже. Волкову страшно было даже представить какие невидимые субстанции касались его джинсов и рубашки. Вот вам и хваленая Америка. А ведь всё началось еще в самолете, на пол пути в Нью-Йорк, когда Олегу в самый разгар оживленного разговора с другом приспичило в туалет, где в какой-то момент перед его лицом возник смазливый педик чем-то смахивающий на типичного Бибера. Возможно все бы ограничилось стандартным тычком в плечо, мол посторонись-ка, голубок, если бы тот не имел наглость полезть к нему возмущаться на своем хренореканском и даже тогда Олег, поначалу проявляя воистину чудеса терпения держал себя в руках, до тех пор пока чрезмерно назойливый ублюдок не посмел пихнуть его. Вот тогда Волков вспылил и позволил себе слегка разукрасить харю мерзавца, чтоб не повадно было впредь косится своими глазенками на русских мужиков и ездить по ушам своим нежным голосочком. Он ведь не знал, что в Америке настолько пришибленные меньшинства...
Страна возможностей встретила гостей из России ослепительным солнцем, бушующего зноем лета без единого облачка на небе. Алис, обещавшая встретить их в аэропорту внезапно оказалась настолько занятой, что отключила телефон, но на этот случай у них был обговорен дополнительный план, в виде адреса её квартиры где парни могли дождаться её, попросив у соседки мисс Бэйтс открыть им. Однако, гости не были бы гостями, не отправившись они первым же делом осматривать новый для себя город, в совершенно новой для себя стране. Едва-едва покинув аэропорт, парни почувствовали себя как дети в большой песочнице в этом необычайно красивом, удивительным и грациозном городе контрастов который завораживал и затягивал в себя все глубже и глубже маня своей обманчивой доступностью. Пошатались по Бродвею, где по настоянию дамского угодника Сенина парни посетили пару стрип-баров, в которых собственно, как Олег и предполагал ничего интересного в самый разгар дня не происходило, поглазели на Гранд Сентрал, покатались в метро которое не так уж и сильно отличалось от Московского, закупились дешевыми сладостями у Херши. Пока Булат пытался склеить какую-нибудь фигуристую девчонку, Олег старательно делал вид что не знает этого грузина и вообще не с ним. В общем настолько легко убили добрую половину дня что практически и не заметили как время пролетело, а перед тем как все-таки отправиться к Алис на пятую авеню, остановились в кафе под открытым небом на Таймс-Сквер. Впрочем, спокойно Булат просидел недолго и не оставляя отчаянных попыток подцепить себе какую-нибудь пассию отправился ловить удачу, а Олег остался в одиночестве наслаждаться изумительным вкусом своего молочного коктейля, тут-то в какой-то момент и легла чья-то рука на его плечо. Удивлению его не было предела когда перед собой он увидел того же педика из самолета, аж коктейлем едва не подавился, однако, прежде чем Олег успел возмутиться педик со своими дружками скрутил его и под возмущенные возгласы посетителей куда-то повел, Волков только едва рот успел открыть что бы друга на помощь позвать: «Сее-е-ня-я-я!!!». Ненужно было быть семи пядей во лбу что бы понять - нагрянули больше проблемы. Вели впрочем не долго, до ближайшего глухого переулка. Чудом увернувшись от первого удара какого-то дылды, Волков от души накатил в ответ ногой в промежность и понеслось. Озверевшие таким выпадом американцы тут же набросились на русского всем скопом, обрушив на наглеца град жестоких ударов. В первые секунды, Волков еще пытался как-то извернуться и пойти в ответку что бы показать мразям на кого руку подняли, но получалось лишь еда-едва отмахиваться от наседавших неприятелей. Внезапно чей-то ботинок с силой врезался под ребра заставляя его беспомощно согнуться и упасть. Били долго и счастливо, упорно молотя по лицу, животу и ребрам. В какой-то момент промелькнула мысль что всё, на этом и закончиться его поездка в Америку тут где-то рядом и послышался наконец голос слегка запоздавшего ангела-спасителя Сени:
- Эй придурки! Что на жизнь насрать? Или бегать быстро умеем?!
Не долго думая, педики сбросили полубессознательного Олега в ближайший мусорный контейнер и переключились на Булата, да куда им было выстоять против горячей грузинской крови? Тем не менее, оставлять всё так Волков категорически не желал и пока Сенин развлекался с ребятами пытался выбраться, что оказалось не таким уж и простым делом, опора постоянно ускользала из под ног. Ублюдки обстоятельно отбили ему печенку, хорошо если ребра не сломали, не считая выбитых зубов.
Неизвестно сколько длилась его борьба с помойкой, время потеряло для него свой счет, но вот наконец перед ним возник лик Сени одержавшего победу над голубками
- Жив что-ли? - спросил тот подавая руку помятому другу 
- Хребанные федики...- отозвался Олег с трудом хватаясь за ладонь
В этот самый момент, где-то совсем рядом послышался вой полицейской сирены. Похоже кто-то все-же вызвал полицию. Веьма оперативно они тут работают...
- Менты! Посиди пока тут, я вернусь! - скороговоркой выпалил Булат захлопнув крышку контейнера прищемив другу пальцы.

0

3

В салоне машины было душно и грязно. Старенький полицейский форд буквально пропитался запахами дешевого табака, пота и курятины, и Адамс слегка подташнивало от этой смеси, хотя, казалось бы, в своей жизни она встречала ароматы и похуже. На заднем сидении валялись пустые банки из-под энергетиков и старая коробка от пиццы, внутри которой, судя по всему, давно уже зародилась новая инородная жизнь. Стараясь не дотронуться до этого великолепия, Люси устроилась на сидении у окна, бессмысленно тыкая в экран телефона. Было невыносимо скучно. Все новости были перечитаны, все знакомые оповещены об ее незавидном положении и теперь оставалось лишь корить себя за вчерашнюю неосторожность, из-за которой она была вынуждена терять драгоценное время в обществе полицейского патруля где-то в районе Тайм-Сквер.
Все-таки не стоило так откровенно хамить начальству. После возвращения домой дела у нее шли не очень. Брат все так же числился без вести пропавшим, каких-либо зацепок найти не получалось, да и не один из опрошенных ею выживших не мог припомнить никаких блондинов по имени Джозеф. Создавалось впечатление, что ее взбалмошный родственник никогда и не поднимался на борт  Сильварима. Отец уехал из города и даже слышать не хотел про какие-то поиски. Люси подозревала, что он знает больше, чем говорит, но это не успокаивало. А тут еще и шеф решил, что приключений с девушки достаточно, и с бараньим упорством подсовывал той направления на бесконечные научные конференции, симпозиумы и прочие сборища, нагонявшие на Адамс тоску. Ее терпения хватило чуть больше, чем на два месяца, а после Люси довольно прямо и грубо высказала боссу все, что думает об его попытках посадить ее за стол. Он пожал плечами и выдал ей новое дело. Все, как заказывала: риск, опасности, приключения. На днях детектив из 7го участка поймал местного Джеффри Дамера, убившего уже с десяток подростков, и местная администрация желала пропиарится за его счет. Статья о рабочей жизни современного героя хорошо подходила для этих целей, и скандальную журналистку привязали на пару дней к нему и его напарнику, наблюдать изнутри. Кто же знал, что это будет настолько уныло? Адамс наблюдала за напарниками третий день, и ровно третий день ничего интереснее подравшихся пьяниц не происходило. Напарник «героя» шутил, что она приносит им удачу. Сам «герой» предпочитал молчать, периодически хмуро поглядывая на вынужденную спутницу. Присутствие Люси раздражало его, это было видно невооруженным взглядом, но сделать он ничего не мог – начальство давило со всех сторон. Девушка не могла его винить – это было взаимно. Не смотря на внешнюю воспитанность и смазливость, мужчина представлял собой все то, что она не выносила в людях. Адамс без зазрения совести подначивала его весь день, он лаконично посылал ее в пешее эротическое и сверлил злобным взглядом. В конце концов, это было хоть какое-то развлечение.
- Хей, Джонсон, - слегка лениво обратилась Эл-Джей к объекту своего исследования. – Расскажи что ли про свое детство. Или.. ну не знаю, про свой первый секс? Разрешаю включить фантазию. Не могу же я написать в статье, что спаситель города, гроза маньяков – самый скучный человек на этой планете.
Мужчина как раз рассказывал ей, куда стоит сходить с такими заявлениями, когда его перебил голос диспетчера.
- А ну цыц! – авторитетно заявила девушка, вслушиваясь в объявление. Драка на Тайм-Сквер, в двух минутах от патруля. Неужели ей сегодня повезло, и она все-таки посмотрит на доблестную полицию в действии? – Ваш выход, ребята.
Джонсон завел машину, включил сирену и выехал на дорогу. Люси поморщилась из-за громкого воя сигналки.  «Хм.. В самом деле, что за глупая идея заранее предупреждать преступников о своем появлении?» Они выехали в небольшой глухой переулок, и осмотрели поля боя. Несколько хорошенько избитых мужчин, похоже, даже приличной наружности. По крайней мере,  их одежда выглядела дорого. Неужели грабили? Или ввязались в разборки и не рассчитали силы? В любом случае, виновника поблизости уже не было, и Люси разочарованно вздохнула. Нет,  не повезло, похоже, это будет очередная бюрократия.

+1

4

Волков даже удивиться не успел, как его пальцы пронзила нестерпимая острая боль, а из глаз брызнули слезы. «Сукасенятварьбля!» - все в одно слово слетевшее с губ, вместе с криком полным отчаяния и боли, точнее только боли. Вам когда-нибудь отдавливали пальцы асфальтоукладчиком? Вот примерно тоже самое чувствовал Олег, начиная понимать что чувствует гамбургер в макдональдсе. Борясь с приступом боли Волков отчаянно пытался сдерживать невольно слетающие с разбитых губ подвывания отчетливо слыша звук двигателя и мягкое шуршание шин, а затем, совсем рядом, звуки тяжелых шагов шастающих американских ментов, но видимо плохо старался, поскольку спустя некоторое время крышка контейнера отворилась и возникший перед его взором коп с далеко не самым доброжелательным выражением лица не особо заботясь о сохранности жертвы паршивых обстоятельств схватив за ворот выволок его из темного малоприятного укрытия на свет божий и не отпуская, первым же делом принялся одной рукой обшаривать карманы безжалостно тревожа отбитую печенку и прочие пострадавшие части тела. Из наполовину оторвавшегося нагрудного кармана на асфальт выпало несколько американских копеек, но куда обиднее было лишиться бумажника, недоеденной пачки печенья, банки шпротов, телефона и документов по которым коп тут же пробежал глазами. Меж тем, Олег заметил что его молодой с виду напарник с куда большим гуманизмом отнесся к педикам: помог тем придти в себя, спокойным тоном о чем-то расспрашивал, даже обыскивать не стал. Самый главный из ребят в ответ указал на русского и начал что-то сбивчиво бормотать, тут Олег дернулся было, где-то на инстинктивном уровне желая засунуть ублюдку этот палец туда, откуда он его еще долго не сможет вытащить, на что коп свирепо сверкнув глазами резко одернул русского обратно, тот ударился головой о контейнер и пока привыкал к новой вспышке боли, служители порядка не долго разбираясь отпустили банду голубков восвояси, а русского, даже ни о чем не спрашивая усадили в машину напротив какой-то девушки, да еще и блондинки и куда-то повезли. В уме тут же всплыл старый боевик девяностых про какого-то бедолагу оказавшимся не в то время не в том месте и в следствии чего по ошибке осужденного на десять лет. Сейчас и эти гандурасы тоже небось особо не разбираясь повесят на него кучу обвинений в убийстве и изнасиловании и никакие связи не помогут. Съездил в Америку. Копы в пол голоса но не особо увлеченным тоном разговаривали о чем-то связанным с поп-звездами и русскими дегенератами, блондинка показательно хмурила свое блондинистое личико и бормотала что-то недовольное, а Олегу чертовски хотелось нарушить эту идиллию и сказать что-то резкое, обидное, но на ум пришло только одно, точнее два:
- Во бля...Хули щ-ще-ет...- процедил Волков стараясь придать голосу мощное звучание
Молодой коп, взглянув на русского как на умалишенного приказал тому замолкнуть, что он с неохотой и сделал но не из-за страха, а из-за того что больше слов обидных на Английском не знал. В какой-то момент, Олег все-таки не сдержавшись подловил момент на повороте и порядочно пихнул девушку локтем на сей раз обошлось лишь хмурым взглядом главного копа в зеркало и недовольством самой девушки. Внезапно в динамике щелкнуло, зашипело и раздался голос диспетчера:
- Двадцать четвертый вызывает центр управления.
Старший коп немного помедлив взял микрофон:
- Двадцать четвертый слушает
- Вооруженное нападение на седьмой авеню, дом десять сорок. Офицеру полиции требуется помощь.
- Понял, - ответил коп, - выдвигаемся.
Прилично прибавив скорости и проскочив ближайший перекресток на красный свет, коп нажал на кнопку сирены, где-то позади послышался визг тормозов и рев сигналов автомобилей, но ни один из стражей порядка даже не обернулся, а Волков почувствовал как всё у него внутри переворачивается и к горлу начала подступать тошнота. Ехали впрочем не долго, уже спустя около десяти минут, патрульный автомобиль притормозил в довольно респектабельном районе, напротив внушительного жилого здания. Блондинка, не скрывая своего облегчения порвалась было выйти вслед за мужчинами, однако старший коп тут же захлопнул открывшуюся было с её стороны дверь приказав остаться в машине и присмотреть за русским. А русский дураком никогда не был и вспомнив очередной боевик, уже был готов к побегу и уже морально подготавливал себя к борьбе за свободу. Едва только копы скрылись в здании, он с силой зажал ей рот ладонью, а второй рукой скользнул к бедру в надежде что где-то там у неё было спрятано оружие:
- Тщ-щ-щ...попробуй только пискнуть и это станет последним звуком в твоей жизни. Ты понимаешь по Русски? Заводи этот хренов драндулет, живо и без глупостей! Прямо сейчас! У меня уже терпения не хватает себя сдерживать!...

+1

5

- Н-да, - не удержавшись, в пустоту проговорила Адамс. - Цирк да и только.
Ситуацию можно было бы даже назвать забавной, не будь она настолько нелепа. Какая-то новомодная и мега-популярная музыкальная группа - Люси в них совершенно не разбиралась и не могла ручаться за точность информации - умудрилась нарваться на отмороженных русских и что-то с ними не поделить. Те, в свою очередь, не отличаясь особой дипломатичностью, просто набили начинающим поп-звездам морды и как раз собирались их добить, когда нагрянула полиция. Не дожидаясь разборок с властями, преступники скрылись в неизвестном направлении, однако, забыли в одном из мусорных баков своего товарища. Как он там вообще оказался - отдельная история, о которой пострадавшие предпочли промолчать. Сам же русский криво и с жутким акцентом пытался материться по-английски и никаких попыток оправдаться не предпринимал, что в глазах копов делало его еще более виноватым.  Заполнив все бумажки и решив вопрос с покалеченными музыкантами, копы запихнули мужчину на заднее сидение - рядом с медленно закипающей от происходящего девушкой - и тронулись с места в направление участка.
От нового пассажира несло кровью и помоями, и Люси, не сдержавшись, показательно закрыла нос рукой, выражая свое крайнее недовольство новой компанией. За что почти мгновенно и "абсолютно случайно" получила локтем в бок. "Чертовы русские. Чертова статья. Чертов Джонсон со своим маньяком". Еле сдержав шипение, Адамс бросила злой взгляд на мужчину и начала считать до десяти. Скоро все это закончится. Остался последний день ее "полевой практики", и в следующий раз она не будет себя сдерживать и пошлет начальство с очередными бредовыми затеями. Однако нормально доехать до участка и избавиться от балласта в виде русского им так и не удалось. Голос диспетчера оповестил о новой проблеме на улицах Нью-Йорка (недовольная и уставшая просто-напросто девушка прослушала, в чем именно было дело), и доблестный патруль помчался спасать очередных котят с дерева. Как только машина остановилась около жилого дома, Люси, не желая больше оставаться внутри салона, попыталась было последовать за патрульными, но была жестко остановлена старшим копом - Адамс вечно забывала его имя.
- Серьезно? Я вам нянька что ли? - в бессильной злобе отозвалась Эл.Джей. на просьбу присмотреть за русским, но мужчина уже захлопнул дверь и не слышал. - Ну охренеть теперь.
Присмотреть. И как, интересно, они это представляют? Она его в случае чего уговаривать что ли будет? Или быть может Люси похожа на Терминатрикс, способную без особых энергозатрат уложить на лопатки мужика в два раза больше нее самой? Смешно.
Русский, к слову, придерживался того же мнения и времени не терял. Стоило Джонсону с напарником скрыться из поля зрения,  мужчина навалился на Адамс, моментально заткнув ладонью рот, и что-то забормотал по-русски. Вторая рука быстро скользнула по ее бедру, недвухсмысленно ощупывая тело. Не сильно соображая от наглости происходящего, Люси инстинктивно вцепилась зубами в удерживающую рот ладонь и со всей силы ударила пяткой куда-то в район колен. О чем тут же и пожалела, вспомнив, что силы все же не равны. И лучше бы быть паинькой, когда сопернику ничего не стоит тебя размазать тонким слоем по салону. Но сделанного уже не вернешь. Надо срочно что-то придумать. Однако, в голове, как назло,  смешались только злость на копов, на себя и паника от понимания ситуации. И ни одной дельной мысли.
Из дома раздались выстрелы. Похоже, «котят» так и не спасли...

+1

6

- Да ты что?! - выдохнул Воронин в спутниковый телефон, выглядывая в окно - не, погоди-погоди, то есть этот засранец женится на Вике, в то время как Машка ждет от него ребенка? Ах какой коз...
Ответом ему стал измученный вздох.
- Да, у него через неделю свадьба, но Машка тут вообще не при чем. С чего ты вообще взял что он отец?
- Ну так кто отец то тогда?! - воскликнул он в нетерпении, надеясь хоть теперь добиться ответа на давно и упорно терзающий его вопрос. Одновременно с этим взгляд зацепился за подъехавший к дому полицейский автомобиль. Замечательно, их еще не хватало сейчас.
- Я тебе не мешаю?!...- меж тем где-то позади воскликнул Тоха негодующе встряхнув руками.
Взгляд назад через плечо убедил Воронина старшего в том, что с его младшим братом Антоном все относительно в порядке. Тот все еще стоял посреди комнаты между двух трупов, пытаясь осознать что несколькими минутами ранее впервые в жизни хладнокровно отправил к праотцам одного ублюдка и одного продажного копа ради того что бы спасти брата, да и себя заодно.
Саня зажал ладонью трубку.
- Полиция пожаловала, а я тебе говорил не отпускай суку! Доставай ружье теперь!
- ...!...?!...?!!...- негодование в лице юноши сменилось недоумением. Трудно было поверить, что столь разные люди на самом деле родные братья. Оба были примерно одного роста, но на этом сходство заканчивалось. В то время как младший был весьма худощавым пареньком, сплошные кожа да кости, у старшего же кости обросли внушительным слоем упругих мышц, закаленных отнюдь непростой жизнью, а кожа была опалена жарким солнцем пяти континентов. Да и десять лет, отделявшие старшего брата от младшего, оставили у него на лице складки, подобные годовым кольцам на спиле дерева: морщинки в уголках глаз, глубокие борозды на лбу. Следы того, что он слишком много хмурился и недостаточно улыбался, причем с рождения. По сути Антон был нетронутым, гладким - чистым листом бумаги, ждущим, когда его испишет жизнь. Благодаря связям брата, с отличием окончив школу, он без особого труда поступил в Колумбийский университет в котором отучился довольно таки быстро, словно тот еще вундеркинд с неукротимой тягой к знаниям. Александр подозревал, что отчасти подобная скорость объяснялась тем, что Тоха стремился как можно скорее присоединиться к своему старшему брату и познать окружающий мир. Что ж, вот он, этот мир: работа с утра до вечера, редкая возможность принять душ, зловонные палатки, грязь и пот в каждой складке кожи. И ради чего? Ради того, чтобы данные секретных исследований оказались в руках каких-то террористов грозящих уничтожить мир?
- Что у вас происходит? - последовал из трубки встревоженный голос
- Пока ничего, скажи мне уже, кто мать вашу, отец?!
Тем временем брат вытащил из под кровати оружейный ящик из которого извлек старую дедовскую двустволку дорогую обоим братьям как память, и тыльной стороной запястья поправил очки на носу.
- Готово!
- А патроны?
- Ах да...
Тоха снова склонился над ящиком, а Саня обреченно покачал головой. Университет университетом, а в простых житейских вопросах Воронин младший всё еще оставался несобранным подростком. Не то что бы старшему так уж хотелось пускать в ход старую двухстволку, но другого варианта у них не было, не считая его любимого револьвера пятидесятого калибра который он ни при каких обстоятельствах не доверит брату, поскольку эта пушка была опасной игрушкой в неумелых руках, а ружье все равно нужно было забрать с собой, поскольку в эту квартиру они больше не вернутся.
- Кто тебе дал право так со мной разговаривать?! - донеслось из телефона
Прежде чем Воронин старший успел ответить, к нему обратился брат.
- Я зарядил оба ствола. Но я не представляю, как ты собираешься остановить полицию дедовской солью?
- Не я. Стрелять будешь ты, надеюсь ты помнишь чему я учил тебя? У меня и без того забот по горло.
В подтверждении своих слов, он указал на телефон. Разговор действительно был важный. Послушно кивнув, Тоха неуверенно приблизился ко входной двери и аккуратно приоткрыл её. А Саня вновь приложил телефон к уху. Доставая второй рукой револьвер из кобуры, он успел поймать конец фразы собеседницы:
-...случилось? В кого ты собираешься стрелять?
- Успокойся, мы просто хотим...
Два оглушительных выстрела заглушили окончание его фразы.
- Блядь! Промазал! - в сердцах выругался Антон, захлопнув дверь и принявшись спешно перезаряжать двустволку - Стрелять еще?
- Да, черт побери!...- ответил старший и уже спокойнее проговорил в телефон - мы тут крыс отстреливаем!
- Знаешь, если бы ты не сбежал в эту свою Америку!...- последовало из трубки
- Ой, вот только не надо опять из меня монстра делать, знаешь, у меня были на то причины! - раздраженно воскликнул Саня и поняв что из этого разговора все-таки ничего путного сейчас не выйдет отключился. Одновременно с этим прогремели еще два выстрела, откуда-то со стороны коридора раздался проникнутой дикой болью мужской вопль, испуганный женский визг, плач ребенка и вой кота.
- Я попал одному из копов в лицо! - с изумлением прокричал младший, после чего предложил просто "гениальную" идею - Слушай, почему бы просто не отдать данные копам?...
Старший удивленно вскинул бровь. Нет, подобных мыслей от брата он никак не ожидал.
- Ты так ни хрена и не понял? Копы продажные твари, корпорация всё под себя подмяла, они все равно нас убьют, – терпеливо ответил Саня проверяя на месте ли флешка – Эти ребята не любят оставлять следы.
Тоха крепче вцепился в ружье.
- Значит, мы бежим.
- Да и как можно быстрее - бросил Воронин старший слегка отстраняя брата и выходя за дверь с револьвером наготове. Снаружи слышалась какая-то суета, Александр был практически уверен что придется пробиваться с боем. Ему то не привыкать, как бы младший не затупил.
Один из копов судя по всему старший постанывая валялся на полу закрыв лицо руками, между пальцев темно-алыми алыми ручейками сочилась кровь, второй в этот момент как раз взялся за рацию:
- Пятый этаж, левое крыло! Срочно нужна подмога!
Дело принимало скверный оборот. Через минуту здесь будет вся полиция. Саня вскинул револьвер.
- Послушай, мы не те кто вам нужны! - он попытался вразумить неопытного копа, который возможно только-только заступил на службу и еще не успел связаться с проклятой корпорацией - Мы не хотим стрелять! Мы просто хотим уйти!
- Уйти хочешь? Боюсь, не получится! - в голосе юноши отчетливо прослеживался страх, однако это не помешало ему вскинуть руку с пистолетом, целясь Воронину в голову. Нельзя было терять ни мгновения. Александр машинально спустил курок, пуля попала полицейскому куда в область живота и отбросила юношу на пару шагов назад. Не медля ни секунды парни помчались вниз. Пять этажей пролетели менее чем за минуту. По пути, они с сожалением, не нарочно сбили с ног знакомую старушку, которая намеревалась угостить парней чертовски вкусными фрикадельками с потрохами, однако спокойно добежать до своего припаркованного неподалеку Форда им так и не удалось. 
- Служба охраны! Ни с места! - раздался позади грозный оклик
Где-то неподалеку тревожно завыли сирены. Одновременно с этим из полицейского автомобиля выбрались двое в штатском - видимо какие-то матерые детективы и рванули наперерез беглецам. Мужчина бежавший впереди получил от Воронина младшего прикладом ружья по голове и к немалому удивлению Сани издав смачное ругательство на чистом русском упал прямо к ногам Тохи, а Саня схватил на мгновение растерявшуюся девушку и прикрылся ею как живым щитом, приставив револьвер к её виску...
- Стоять, все застыли! Никто не двигается! Иначе я убью себя, а потом её!

0

7

Еще за мгновение до того как открыть глаза, Волков рефлекторно дернулся и глухо застонал от боли. Запястья его рук были туго скованы наручниками за спиной и прикованы к спинке чугунной кровати влитой в бетонный пол на котором он и пришел в себя сидя в ужасно неудобном положении. Боль, разлившаяся по всему телу, мигом привела его в чувство и напомнила о том, как он оказался в этой дыре...
Сначала, Олег как и любой уважающий себя гражданин, ценящий свою жизнь и свободу попытался в лучших традициях Голливудских боевиков угнать полицейский драндулет оставшийся без копов, но блондинка которую он надеялся запугать и взять в заложники внезапно оказалась психованной и решила показать свои коготки кусанув его по отбитым рукам и прилично заехав по яйцам. Ну что за народ? В ответ тот скорее инстинктивно не глядя ударил наотмашь. Толком он и не понял куда попал, но женский вскрик убедил его что удар получился на славу. Почти одновременно с этим со стороны жилого здания в котором исчезли копы раздались два громоподобных выстрела болезненно сжавшие его сердце холодными объятиями страха. Невольно уставившись в ту сторону откуда те послышались, Волков на мгновение замер вытаращив глаза. Меж тем небольшая группа случайных прохожих испугано разбежалась, кто-то истошно закричал, кто-то кого-то звал, а перед глазами Олега пробежала устрашающая картина того как его настигла шальная пуля и как он медленно, ужасно медленно подыхает захлебываясь собственной горячей кровью. Не прошло и пары секунд, как его ноги уже отбивали приборную панель что бы добраться до проводов и завести уже чертову тачку! Не таким уж это и простым делом оказалось как показывали в фильмах, да еще и блондинка эта! И снова послышался выстрел! В конце концов оставив это бесполезное занятие, Волков выругавшись выскочил из машины и помчался что было сил подальше от треклятого дома, даже не успев обратить внимание что бежит не прочь, а совсем даже напротив. Не успел он пробежать и десяти шагов, как что-то крепко долбануло его по лбу. Ноги тут же беспомощно подкосились, из глаз высыпали искры, с губ невольно слетело очередное "бля", а за мгновение перед тем как сознание ускользнуло, в голове промелькнула мысль что пуля всё-таки достала его...
И вот теперь он здесь, хрен пойми где. Как оказалось относительно живой, но ни черта не понимающий и с раскалывающийся словно с жесточайшего похмелья головой. Но эта боль была еще терпимой, а вот браслеты врезающиеся в кожу рук и зудящий нос...
- Ну что, очнулся? - на чистом русском раздался довольно грубоватый, но без устрашающего какого-нибудь бандитского акцента голос где-то прямо перед ним
Медленно и с большим трудом приподняв тяжелую, словно налитую свинцом голову Волков увидел небольшое полутемное помещение очень похожее на подвальное - без окон, с голыми бетонными стенами. Единственным источником света служила лишь небольшая загаженная лампочка под потолком излучающая довольно мутный свет. Из всей мебели лишь кровать к которой он был прикован, впереди, справа от железной двери, простенький стол заваленный какими-то бумагами, два таких же простеньких стула и видавший виды диван. В общем очень напоминающее жилище русских бомжей, разве что водки не хватало и разбросанных пластиковых стаканчиков. Интересно, кому же ему повезло угодить на этот раз? На одном из стульев восседал загорелый мужчина весьма крепкой комплектации который и обратился к нему. Приподняв голову еще чуть выше Волков осторожно, стараясь не тревожить руки взглянул через плечо за прутья спинки к которой был прикован и тут, увидев лежащую на кровати блондинку, ту самую блондинку из полицейского драндулета хоть и связанную по рукам и ногам, почувствовал вскипающую обиду от дискриминации чистой воды.
-...Ты я смотрю любишь поспать, а? - меж тем позевывая добавил мужик
Он определенно был Русским, а эта дыра явно не была полицейским участком. Но, какого хрена тогда происходило? Если мужик не угрожал, возможно получится расположить его к себе?
- И как долго мне еще тут сидеть? Я вообще конечностей уже не чувствую - каким-то внезапно чужим, сиплым голосом проговорил Олег.
Меж тем тяжелая дверь скрипнула и медленно, словно нехотя отворилась впуская в комнатушку щуплого паренька, с виду типичного ботаника с радостным выражением лица размахивающего бумажным, хрустящим пакетом с каким-то очень жирным содержимым
- Представляешь? - с ходу обратился тот к загорелому мужику - Я пончики купил! В сахарной пудре и шоколаде, жарят прям в масле! М-м-м...
- Тебя никто не видел? - спросил мужик, с легкостью одной рукой запирая оставленную открытой дверь. Во второй руке Олег заметил пистолет, который тот видимо достал когда дверь скрипнула.
- Нет, я всё сделал как ты сказал - ответил тот усаживаясь за стол и доставая первый пончик.
Сахарная пудра с какой-то примесью похожей на глазурь тут же упала с лакомства прямо на штаны незадачливого тюремщика, что в общем-то не очень волновало его. Тот с такой нескрываемой жадностью, с таким блеском в глазах смотрел на пончик, что Олег не выдержал:
- А мне можно один? - спросил он самым беззаботным тоном на какой только был способен
Ботаник меж тем успел откусить кусочек лакомства и чуть не подавился услышав очнувшегося гостя. Тем временем загорелый мужик уселся на диван и принялся за расспросы
- Рассказывай, кто, откуда, чего забыл в этой стране? 
- Волков Олег. К сестре приехал. Алиса Волкова, может слышали о такой?
Судя по тому как взгляды парней тут же обратились к болндинке валяющийся на кровати, Волков понял что не слышали и поспешил пояснить:
- Нет, нет, она не сестра, это просто...Знакомая, она тут на днях рассталась со своей девушкой...Вы ведь понимаете о чем я? - недвусмысленно подмигнул он
- Ты нас за идиотов держишь? Что вы делали в полицейской тачке?
- Пф...- изобразил Олег скомканную ухмылку - долгая история...
- А я никуда не тороплюсь
- А я в туалет хочу...

+1

8

Реакция гражданских на звуки стрельбы всегда непредсказуема, но при этом, как ни странно, шаблонна. И самоубийственна до парадоксальности. Сначала наступало оцепенение. Первые секунд пять человек пытается осознать случившееся, поверить,  что это происходит с ним, здесь и сейчас. Мужчина перед ней замер, прислушиваясь к выстрелу. В его глаза читался испуг. Люси была с ним солидарна, с той лишь разницей, что она больше боялась его. Выстрелы были далеко, а неадекватный русский совсем рядом, и черт его знает, что он может выкинуть дальше. Дальше следует паника. В таком состоянии «пациент» способен на самые непредсказуемые и нелогичные поступки. Мужчина с пассажирского сиденья бьет ногами по приборной панели, чем еще больше пугает. Воспользовавшись мгновенным помешательством, девушка разблокирует дверь, пытаясь выбраться наружу. А потом человек начинает бежать. Как правило – навстречу пулям. Раздается еще один выстрел. Русский бросается из машины прочь, на ходу выталкивая и Адамс, и, по инерции, тащит ее за собой навстречу дому, из которого идет стрельба.
Уже давно доказано, человеческий мозг находится под сильным влиянием гормонов и не способен на адекватную реакцию в стрессовых ситуациях. Страх приводит к выбросу адреналина, вызывающего паническую атаку. Паническая атака усиливает страх. Это замкнутый круг, бороться с которым практически невозможно. Единственное спасение – верные рефлексы. Это было первое, что вбили в блондинистую головку Адамс, когда она собралась работать в военной обстановке.  Отец постарался, и перед тем как отправиться работать на поле военных действий она получила все нужные инструктажи, чтобы осознавать, каким рискам она себя подвергает, и как их уменьшить. Но действовать правильно она так и не научилась.
Люси и пикнуть не успевает, когда у ее виска уже красуется дуло револьвера. Еще теплое после выстрела. Где-то рядом воют полицейские сирены и слышатся голоса копов. Но девушка понимает только одно – она крупно попала. Снова. И вторая рука мужчины слишком сильно сжимает ее горло, чтобы она могла что-то предпринять. Сердце заходится в бешенном ритме, перед глазами плывет, но Адамс чувствует себя абсолютно спокойно, как будто смотрит паршивый боевик, а не стала заложницей каких-то преступников. И словно заведенная повторяет:
- Прошу, не стреляйте. Пожалуйста. Я журналистка, - со стороны, наверное, кажется, что у нее истерика, но она надеется, что копы ее все же послушают. Лучше быть заложницей, чем лежать на тротуаре с простреленной башкой, а этот мужчина создавал впечатление того, кто разбрасывается обещаниями. А еще у него подозрительно знакомый акцент. Акцент всех ее сегодняшних бед. «Чертовы русские…»
Дальше был нелепый до абсурдности побег от копов на полицейском форде с Люси в роли главной жертвы. Зачем они потащили с собой русского – оказалось для Адамс загадкой, но, быть может, он просто их сообщник? Это бы многое объяснило. Сменив машину на какой-то непримечательной улице, братья (а, как выяснила девушка в ходе их редких диалогов на английском, они были именно братьями) отвезли их двоих в район уже нежилых пятиэтажек в пригороде и оставили, привязав обоих к кровати. Точнее, привязывали они лишь Люси, а мужчину просто оставили валяться на полу, пристегнутым к спинке кровати. Журналистка, как и положено заложникам, пыталась сбежать, сопротивлялась, уговаривала, умоляла, угрожала и даже предлагала выкуп. Не сказать, чтобы она надеялась на хоть что-то из этого списка, но не попробовать было бы глупо. Тем более что, судя по всему, она была лишь случайной жертвой, и как только мужчины уверятся в собственной безопасности она станет не нужна не нужна. А это значит, что проще всего ее сейчас просто пристрелить и оставить гнить на этой же кровати.
Вернувшись, старший из братьев притащил с собой старое портативное радио и включил какой-то новостной канал, параллельно пытаясь настроить рацию на, как позже выяснилось, полицейский канал. Приятный голос ведущей новостей вещал о кровавой перестрелке на Седьмой Авеню. «…четыре погибших, один тяжело раненный.  Два человека похищены, их личности пока не установлены…» Ведущая монотонно перечисляла имена пострадавших, а Люси все больше и больше хмурилась. Ей было действительно жаль ребят. Коуп казался классным и, кажется, собирался жениться через пару месяцев. А Джонсон, несмотря на свое вечное занудство, был неплохим парнем, и она надеялась, что он сможет выкарабкаться. А еще она снова начинала паниковать. Одно дело быть в руках у парней с пистолетами, другое – у парней, на руках которых уже есть кровь. Они уже убивали, их не остановят какие-либо моральные принципы или страх запятнать руки.  А Адамс очень не хотелось пополнить список жертв в их судебном приговоре (о том, что они попадутся, она не сомневалась – уж очень непрофессионально они действовали, на ее взгляд). Надо было что-то придумать, причем срочно. Она ставила на второго брата, он выглядел более неопытным и пугливым, возможно, удастся с ним договориться. И, наверное, не стоит забывать о втором пленнике. Если его тоже связали, то велик шанс, что он не с ними. Надо будет перекинуться парой слов.
Тем временем, ее товарищ по несчастью начал приходить в себя и заговорил по-русски с захватчиками и, похоже, о ней. Ситуация была не просто дерьмовой, она была катастрофической. И Адамс сделала то единственное, что могла, связанная по рукам и ногам, лежа на кровати. Она зарыдала. В голос. Не забывая периодически поливать матом всех мужчин в общем и этих конкретных в частности, причем в половине случаев переходя на арабский и французский, для проникновенности. Теперь главное, чтобы не заткнули рот ближайшей тряпкой.

+1

9

Совместный пост
Что-то явно было не так с нынешними девушками. Казалось что вся женская половина человечества разом устроила против Воронина старшего какой-то свой тайный заговор и вместо того что бы как в былые времена проявлять адекватную реакцию на его вполне гуманные, адекватные методы тут же ерепенятся и становятся либо невыносимыми стервами делающими его виноватым во всех грехах, либо кончеными истеричками как эта девушка которая вместо того что бы мобилизоваться принялась рыдать перемежая слезы малоприятными высказываниями обращаемыми как к братьям, так и к своему дружку. Что могло пойти не так? Где он мог допустить ошибку? На секунду встретившись взглядом с переставшим жевать братом уставившимся на старшего с невысказанным вопросом, Саня поднялся с дивана.
- Замолкни! Слышь?! - с нескрываемым раздражением бросил он на английском, резко приближаясь к кровати, что в общем-то мало помогло. Казалось что еще немного и девушка дойдет до точки начав биться в самой настоящей истерике. Собственно он тоже был недалек до срыва. 
- Пожалуйста, не делай то, что, как я боюсь, ты собираешься сделать! - напряженно воскликнул Тоха, опасаясь за сохранность журналистки.
Вместо того что бы сделать то, чего так опасался младший старший все-же найдя в себе силы сдержать себя отцепил дужку браслета от кровати и надев её к себе на руку повел пленника за собой, во тьму подвальных коридоров подальше от мозговыносящего нытья.
-...Бабы...- устало пробурчал тот, буквально прочитав мысли Сани
- И не говори...- в тон ему протянул он - ...так ты значит наш, из России?
- Нет блядь, из Китая
- Как там, на родине то?
- Не поверишь, холодно...
На мгновение встретившись взглядом с Ворониным, он продолжил:
- Дороги как были разъебаным говном, так разъебанным говном и остались. Яма на яме, сплошные аварии. Коррумпированные мажоры как обворовывали народ, так и обворовывают. Люди блядь голодают, бомжуют, а у этих деньги из карманов сыпятся. Свалили отдыхать на свои солнечные Канары, а сейчас оттуда о своей любви к России скулят, к стране тупого быдла, любящего заворачиваться в тряпки, ходить с флагами и орать о том какие они великие, стране шлюх готовых трахаться в сквере на скамейке с первым встречным, да анимешников-педиков на которых вообще смотреть противно...
- Да, ты я смотрю любишь свою страну...- не без сарказма протянул Саня, пнув подвернувшийся под ногу камешек коих в заброшенном подвале было в избытке
- Я уважаю свою страну и в какой-то безумно далекой степени считаю себя патриотом, потому что в отличии от быдла, мой патриотизм достаточно иллюзорный, ничего полезного я этой стране пока что не сделал. Как там в песне поется? Я так люблю свою страну и ненавижу государство? Так вот, это пожалуй про меня, я всеми клеточками своего тела ненавижу это ебаное государство. 
- И поэтому приехал в Америку? Так я тебя разочарую. В этом плане тут немного отличий от той же России. Здесь можно, - меж тем, не дожидаясь ответа сказал Саня, остановившись напротив очередного какого-то пустого проема зияющего чернотой пропитанной вонью фекалий
- Ты серьезно? - протянул Олег встряхнув рукой с браслетом
- Ничего, одной рукой управишься 
- Мужик, да расстегни ты уже эти наручники, а? Никуда я не убегу...- тяжело вздохнул Волков
Чуткий слух Воронина старшего меж тем уловил что едва доносящееся нытье пленницы прекратилось, однако в следующее же мгновение тишину внезапно прорезал истошный мужской крик от которого кровь застыла в жилах. Сразу же поняв что кричал Тоха, Саня не медля ни мгновения помчался на помощь. Хотя помчался это сильно сказано, учитывая пленника болтающегося каким-то балластом на его руке путающимся в ногах, спотыкающимся, падающим и казалось, собирающим своим телом каждый угол. За дверью комнаты, Воронина встретило дуло ружья находящегося в руках девушки, младший без сознания валялся на полу с кровоточащей раной на голове. Значит рыдания были лишь уловкой? Хитро придумано, весьма хитро. Он должен был догадаться.
- Только контрольный в голову не забудь - как ни в чем не бывало проговорил Старший с невольно чуть тронувшей губы ухмылкой. Девка с ружьем внезапно показалась ему забавным зрелищем.   
Примирительно опуская свою руку с револьвером, Саня никак не ожидал что блондинке хватит духу спустить курок. Двойной заряд соли ударил его куда-то в область груди и отбросил назад. Сознание заволок туман болевого шока.
- Твою ма-а-ать...- дрогнувшим от испуга голосом воскликнул Олег, который в момент выстрела успел лишь инстинктивно прикрыть лицо рукой. Падающее тело увлекло его за собой и чертовски болезненно вывернуло скованную браслетом руку.

0

10

Кажется, Люси вошла во вкус. Попытка изобразить припадочную и в самом деле превращалась в самую настоящую истерику, которые были, в общем-то, Адамс совершенно не свойственны. Но этот день был так паршив, что девушке просто хотелось себя пожалеть, хотя бы чуть-чуть. В конце концов, она не обязана вечно быть стальной леди с язвительным язычком. На работе журналистка часто видела, как срывались гораздо более сильные мужчины, с многолетним опытом работы на фронте. Чем она хуже? Тем более что ее слезы вызвали жалость у русского паренька, и тот, наплевав на все меры предосторожности, склонился над девушкой, пытаясь утихомирить. Все-таки как иногда по-детски наивны бывают мужчины. Особенно, когда они твердо уверены, что сильнее. Кажется, он говорил что-то успокаивающее, уверял, что все будет хорошо и, если она будет себя хорошо вести, то скоро окажется дома, в своей постели. Как бы не так! Поверит она ему, конечно. Даже не смотря на то, что за все это время на английском мужчины перекинулись только парой фраз и то исключительно для ее устрашения, было отчетливо понятно - баллом рулит старший брат. И если он скажет свернуть ей шею, то младший даже не подумает ослушаться, не смотря на все свои моральные принципы. Доверять свою судьбу русскому психопату, на руках которого уже висит несколько жизней, Люси совершенно не хотелось. Она была готова поспорить - чуть что, и ее убьют первой, сыграет расовая солидарность.
- Ну, тише ты... Брат не любит истерик, пожалуйста, не надо его доводить, - уже почти отчаявшись, парень прибегал к крайним мерам. Но Адамс неожиданно даже для самой себя успокоилась и, выразительно хлюпнув носом, внимательно уставилась на русского.
- Меня Люси зовут, - тихо проговорила она слегка осипшим голосом.
- Антон, - с легкой улыбкой отозвался парень.
- Руки.. затекли. Не могу больше.
Антон нерешительно покосился на дверь, за который скрылся его брат со вторым заложником. Было видно, что он находится в сомнениях, и Адамс решила надавить:
- Пожалуйста, - всхлипнув, взмолилась журналистка. - Клянусь, я не доставлю проблем. Умоляю.
Все это напоминало дешевый фарс и, впрочем, им и являлось. Но парень неожиданно купился и принялся развязывать веревки. "Только бы успел, пока этот психопат не вернулся", - пронеслось в голове у девушки, и на этот раз ей повезло. Тугие узлы распались, и она стала свободна.
- Спасибо, - благодарно улыбнувшись своему спасителю, Адамс размяла действительно затекшие конечности и, чуть покачиваясь, встала на ноги. Антон по-мальчишески смущенно потупился и неосторожно отвернулся от заложницы, сделав роковую ошибку. Люси всегда любила действовать спонтанно и такого шанса упустить не могла. Схватив обеими руками небольшой кусок арматуры, который она заприметила под кроватью, девушка изо всех своих сил нанесла удар по голове русскому. Парень сдавлено вскрикнул и осел к ее ногам. Арматура с грохотом полетела вслед за ним.
Что же она наделала? Понимание последствий секундного порыва обрушились на ее голову. Ее же просто сейчас убьют. И никакие приемы самообороны не помогут ей с разъяренным русским, брата которого она сейчас, кажется, убила. Нужно было что-то срочно придумать. Сигануть в окно, забаррикадировать дверь, привязаться обратно к кровати, в конце концов, чтобы отмести подозрения. Взгляд судорожно забегал по комнате, ища хоть какой-то путь к отступлению. И зацепился за прислоненное к  стене ружье. Дробовик, помповый. Когда-то отец учил ее неугомонного братца стрелять и выбрал именно это оружие. И Люси тогда тоже сделала пару десятков выстрелов, от скуки. Ну что ж, пригодилось. Не особо раздумывая, Адамс бросилась к двустволке. Рука легла на цевью как литая, вторая примостилась у курка. Все-таки она еще не забыла, как стоит держать оружие - мимоходом отметило подсознание. Замерев в паре метров от почти выбитой русскими двери, Люси вскинула ружье и сняла с предохранителя. Так у нее определенно больше шансов.
Но мужчина, увидев ее с дробовиком, лишь зло ухмыльнулся и стал даже как-то спокойней, чем раньше. Он явно потешался над ней. Это не удивляло, она бы тоже не поверила, что безмозглая истеричная блондинка на что-то способна. Вот только Люси Адамс давно уже перешла ту грань, когда боятся нажать на курок.  Она не хотела стрелять, нет, всего лишь надеялась уйти живой, а ружье было гарантией безопасности. Но русский совершил ошибку – его рука с револьвером дернулась, и палец журналистки рефлекторно спустил курок.
- Блядь, - резюмировала девушка, осознавая, что сегодня на ее счету два трупа. Они были подонками, убийцами, но все же… Руки ослабли, дуло дробовика со звонким стуком ударилось о пол. Так и таща оружие за собой, Люси медленно подошла к старшему брату и, к своему удивлению, крови не обнаружила. Проведя пальцем по месту «ранения» девушка облизнула его и скривилась. Соль. Серьезно? Они зарядили ружье солью? Мнение о профессионализме горе - преступников в ее глазах падало все ниже и ниже. Надо бы проверить младшенького, вдруг везение это у них такое же семейное, как и тупость? Не теряя времени, девушка подняла упавший на пол револьвер, закрепив его на поясе с помощью ремня, и быстро пробежалась по карманам русского. В первом нашлись ключи от наручников и какая-то пачками с бумагами, и Адамс, не особо задумываясь, кинула их второму заложнику. Даже если он не на ее стороне – оружие давало ей весомое преимущество.
- Пристегни его к кровати, пока не очухался, - даже не надеясь на помощь, выдала инструкции Люси, и пошла осматривать Антона. Все-таки семейное. Везунчик парень, если нет внутреннего кровотечения, отделается сотрясением и парой шрамов на затылке. Надо бы тоже его привязать к чему-нибудь. А еще стоило бы попытаться разрядить обстановку. Такими темпами и в психушку с нервным срывом к вечеру загреметь можно. – Веселенький выдался вечерок, не правда ли? Как в дешевом боевике побывали. Я Люси, кстати.

+1

11

- Спасибо...- саркастически буркнул Волков вынимая упавшую куда-то под воротник небольшую связку ключей. Не без труда отыскав нужный ключ и не без еще большего труда расстегнув браслет, Олег встряхнул уже порядком отвыкшей от свободы рукой и поднявшись на ноги первым делом бросил взгляд к желанному выходу к манящей свободе, зияющей темнотой пустых коридоров. Оставаться один на один с психованной блондинкой сейчас вряд ли было менее опасно чем с этими горе-тюремщиками. Однако, в то время как инстинкты завопили «беги!» Иная, бунтарская часть себя, внезапно возобладав над искушением заставила его скрипя сердце выполнить поручения девушки. Предполагая что несомненно в ближайшем будущем ему светило глубоко пожалеть о таком решении, Волков, косясь на грозное оружие за поясом блондинки приволок мужика к кровати и не медля приковал наручниками к спинке. Попытка девушки разрядить обстановку, лишь заставила русского слегка растеряться. Его знания английского фактически ограничивались лишь школьной программой и если её указания в отношении мужика, он худо-бедно понял во многом благодаря жестам, то то что она имела в виду сейчас, осталось для него загадкой, однако имя проскользнувшее в конце позволило предположить что та представилась.   
-...Угу...- неловко почесав затылок протянул он, в ответ -...буду иметь в виду...
И что бы хоть каким-то делом занять себя, пока блондинка возилась с ботаником, он подобрал кипу бумаг и напустив на лицо умный вид будто пытался прочитать что-то между строк пробежался глазами по первому исписанному неровным почерком тетрадному листу бумаги, который не представив для Олега какой-либо ценности полетел на пол, в качестве абсолютно бесполезной хрени. Второй чуть подольше завладел его вниманием, поскольку несколько строчек ему удалось расшифровать в качестве рецепта какой-то особой тушенки, но дойдя до замудренной химической формулы, так же отправил на пол. Третий, представляющий собой список имен несомненно присоединился бы к первым двум, если бы взгляд Волкова случайно не зацепился за знакомое имя. Брайан Ламли.
- О, слышь?! - бросив быстрый взгляд на блондинку пораженно воскликнул он, ткнув пальцем в бумагу и внезапно даже для самого себя приободрившись - Я знаю этого парня!...Точнее, сестра знает, она мне рассказывала...Она занималась его делом, ну там...Знаешь, такая запутанная хрень, какое-то нашумевшее дело...Офигеть, представляешь что это значит?! Вот это мне фортануло так фортануло!...
Вновь уткнувшись в лист, Олег более внимательно прошелся по каждому имени, от самого начала.
- Та-а-к...Адриан Хэнтвор. Адриан, Адриан...Адриан. Об этом парне, она кажется тоже обмолвилась. Не, имя точно знакомое, говорю тебе! Дзозев...Ара...Адамс...
В следующий миг, Олег скорее почувствовал, нежели увидел, или услышал какое-то резкое движение впереди. Инстинктивно дернувшись в сторону, он потерял равновесие и неудачно рухнул на пол, отчего помятое тело пронзила новая вспышка боли, которая оказалась ничем, по сравнению с потоком ненависти к блондинке уставившийся в по варварски выхваченный из его рук листок с именами. Чертова стерва! Поднявшись на ноги, Олег воспользовавшись моментом выхватил у той из-за пояса револьвер и на всякий случай отшагнув на пару шагов назад, направил ствол на девушку.
- А вот теперь слушай меня...- на секунду он запнулся, не зная как продолжить и для начала решил представится, дабы бы та знала кто её убивать будет в случае чего - Кстати, я Волков. Олег Волков.

+1

12

Скептически осмотрев прибывающее без сознания тело Антона, Адамс констатировала, что поднять его на кровать ей не по силам. Ну что ж, придется парню лежать на холодном полу. Жаль, ведь он пострадал, когда пытался облегчить ее участь. А она для него ничего сделать и не может.  Не отпускать же, в самом деле? Все же младший брат вызывал у нее гораздо больше теплых чувств, чем все остальные, кто присутствовал в помещении. Если, конечно, отсутствие желания хорошенько врезать по морде можно считать теплыми чувствами. План дальнейший действий постепенно вырисовывался в голове. В первую очередь, надо полазить в сумках у похитителей, найти телефон и вызвать копов. А потом валить отсюда куда подальше. И желательно навсегда распрощавшись со своим собратом по несчастью.  Хоть ей и удалось временно сладить с этими русскими, мало ли что может случиться за это время. Люси ни в коем случае не переоценивала своих возможностей и прекрасно понимала, что все, чего ей удалось достичь сейчас - везение чистой воды.
Все пошло не так, когда она уже закрепляла последний узел веревок на запястьях Антона. Русский болтал какую-то чушь, что-то там про сестру, удачу и тому подобное. Его акцент был ужасен, и девушка плохо разбирала смысл сказанного. Да и не особо старалась, честно говоря. Имя родного брата резануло слух и заставило обратить внимание на происходящее. Откуда он?.. Адамс и сама не поняла, как рванулась к мужчине и вырвала у него из рук лист с именами. Что это за чушь? Какие-то исследования, формулы, рецензии, список добровольцев... Глаза зацепились за собственную фамилию. Так точно, Джозеф Адамс. Год рождения, места жительство, группа крови.. все совпадает. Внизу приписка: "результат положительный, ведется наблюдение". И дата - за две недели до пропажи лайнера. Журналистка буквально чувствовала, как в ее голове начинают вертеться шестеренки. Лихорадочно подбирая листы, который упали на пол, она даже не заметила, как с ее пояса сорвали револьвер. Да что уж там. Даже если бы за ее спиной взорвали гранату, Люси бы не оторвалась от этих бумажек. Вот оно! То, что она искала последние несколько месяцев. Зацепка, которая поможет ей отыскать брата. И где! Кто бы мог подумать, что группа русских боевиков располагает информацией о Джо. Нет, теперь уж она просто так отсюда не уйдет. Адамс по стенки их размажет, но заставит заговорить.
Краем уха до нее донесся голос мужчины. Кажется, он сподобился представиться.
- Ага, очень приятно, - больше для имитации хоть какой-то реакции пробурчала она себе под нос, даже не поднимая глаз от бумаг.
Внизу одного из листов обнаружилась печать с аббревиатурой СС. И подпись - Е.А.Вейдер. Знакомая фамилия, чертовски знакомая. Но откуда?  Во что ввязался этот глупый мальчишка? И какое отношение это имеет к этим чертовым русским? Ну что ж, пришло время спросить у них самих. Не особо церемонясь, девушка подскочила к старшему из братьев и пару раз с силой ударила того по щекам, приводя в сознание.
- А ну просыпайся! - она почти рычала от злости. В какой-то момент этот мужчина стал для нее воплощением всех тех, кто отнял у нее дорого человека. И она не собиралась быть с ним деликатной. -  Что это за дерьмо? - тычок в сторону документов. – Откуда у вас эти списки?
Мужчина что-то прошипел по-русски, судя по интонации – послал ее куда подальше. Но ей было плевать. Как плевать и на моральные принципы. Не сегодня.  Девушка должна узнать все, что поможет ей найти брата.
- Послушай, я не собираюсь с тобой играться, - Люси наклонилась к самому его уху и говорила так тихо, что услышать мог только он. – Либо ты мне все расскажешь сейчас, либо я займусь твоим милым братцем. И тогда кто-то из вас все равно заговорит. Ты уже ошибся один раз на мой счет, не повторяйся.
Наверное, Адамс все же блефовала. Ей никогда прежде не приходилось никого пытать. И начинать она не собиралась. Однако, Антон – это единственный рычаг давления на русского. И девушка собиралась его терять, даже если ей придется слегка запачкать и без того не белоснежную репутацию.
Лицо мужчины перекосила ярость, через пару мгновений сменившаяся насмешкой.  Что?.. Что она сделала не так? Секундное замешательство отобразилось на ее лице.
- Сначала разберись со своим дружком, деточка. А потом раскрывай свой рот на старших.
Люси обернулась и не сдержала тяжелого вздоха. Вот же дура азартная. Это надо было так увлечься. Проморгала пистолет. А теперь дуло снова направленно на нее. Как он умудрился?.. Впрочем, уже не важно. Надо собраться, надо собраться, черт возьми!  Что делать? Говорят, с психами надо разговаривать. Волков с револьвером в руках и бешенными от злости и шока глазами на психа был очень похож.
- Ну и? Что ты собрался делать? – Адамс специально говорила медленно и спокойно, хотя в груди бешено билось сердце. Все-таки она за последние два года так и не привыкла чувствовать себя живой мишенью. -  Хочешь сесть в тюрьму за убийство? Опусти пушку, парень, пока никто не ранен. Ты меня понимаешь?

+1

13

Совместный пост
Несколько озадаченный ответом блондинки, Волков недоуменно заморгал. Признаться, он ожидал от девушки чуть более сильной реакции на оружие угрожающее её жизни. Сообразив что всё дело в списке имен приковавшем к себе всё её внимание и наверняка имеющем для неё какое-то особе значение, Олег решительно шагнул было вперед твердо намереваясь забрать чертов лист себе, но в этот самый миг, та словно предчувствуя его порыв склонилась над мужиком принявшись приводить его в чувство таким образом, что ему как-то резко расхотелось ей мешать, от тех хлестких пощечин и слов сочащихся яростью которыми блондинка наградила парня, Олега аж передернуло всего едва лишь он невольно представил себя на месте этого несчастного парня, сплошной ужастик какой-то. Неужели всё дело в этом списке? Решительно ничего не понимая, Олег терпеливо ждал что последует дальше. Как бы ни старался, он не смог расслышать что девушка шепнула мужику как только тот очнулся, но судя по тому как перекосило яростью его лицо, явно ничего хорошего. Как будто палкой в медведя ткнула. Предчувствуя очередную неприятность, он крепче вцепился в револьвер как в единственный весомый аргумент против непредвиденных обстоятельств которые в общем-то не заставили себя долго ждать. Отводя беду от себя, мужик обратил таки внимание блондинки на Олега. Экстренно взяв себя в руки, Волков нахмурился стараясь принять суровый, даже угрожающий вид и выжидательно протянул руку:
-...Бумагу гони - внезапно чуть ли не извиняющимся тоном проговорил он, отчего сам себе гадок казался
Девушка перевела взгляд на документы у себя в руках и обратно, на Волкова.
- Ладно. Я отдам их. Но сначала ты опустишь револьвер.
На секунду, такой ответ вновь озадачил русского. Но лишь на секунду, достаточно было одного быстрого взгляда на мужика, чтобы вспомнить насколько сильно список с именами завладел вниманием девушки и понять, что либо она держала его за конченного идиота, либо он что-то не так понял. Немного помявшись, он озвучил немой вопрос, секундой ранее проскользнувший в глазах.
- То есть, вот так просто? Что мать твою такого в этих бумажках?
- А ты ожидал, что я выпрыгну с ними в окно?
Похоже, ситуация уже начала порядком надоедать блондинке, как в общем-то и ему.
- Если ты не заметил, я как раз пыталась это выяснить. Когда ты решил, что так весело будет помахать пушкой и построить из себя главного.
- Ну знаешь, ты тоже хороша. Можно было просто попросить у меня список, а не вырывать его, по варварски - проговорил он, опустив руку с оружием, и неловко осклабившись, добавил -...мне надо другу позвонить, у тебя телефон с собой?
- Если бы не вела себя по-варварски, мы оба бы все ещё лежали, привязанные к этой чертовой кровати, - пробурчала девушка, как-то отстранено будто обращаясь не к нему. Затем, словно опомнившись, добавила.
- Остался в машине. Посмотри у них в сумках, я видела сотовый у старшего.
"В сумках? Каких еще сумках?" - непонимающе оглядевшись по сторонам собрался было спросить он, но блондинка уже была занята обращаясь к пленнику:
- Ну что ж. Проблемы решены. Вернёмся к нашему задушевному разговору...
Мысленно посочувствовав мужику, Олег перешагнув через тело ботаника приблизился к столу, надеясь среди хлама отыскать телефон. Наверняка Сенин уже у Алис...

+1

14

Совместный пост
В голове крутилась одна навязчивая мысль: надо позвонить копам. И пусть они все это разруливают. В конце концов, она – жертва в данной ситуации, а они все – преступники и должны понести наказание. Но что-то не давало это сделать, какой-то мимолетный отголосок интуиции, вещавший, что ее брат, как и всегда, вляпался во что-то нелегальное и опасное, и этим звонком она только уменьшит свои шансы вытащить его из проблем.  Так всегда было. Он косячил – она улаживала его проблемы. И теперь, когда Джозев влез во нечто смертельное, Адамс не собиралась кидать его одного.  Тем временем, Волков нашел телефон. Словно кто-то на той стороне трубке почувствовал это, и раздался звонок. Люси не успела даже сказать ничего о том, чтобы мужчина вырубил трубку, как тот разбил ее об бетонный пол. Случайно, но как нельзя кстати. Не хватало еще, чтобы их искали с помощью сети. Олег что-то сказал по-русски, кажется, извинился, и бросился собирать пострадавший аппарат. Девушка быстро потеряла к нему интерес, ее внимание привлек очнувшийся Антон. Поняв, что его раскрыли, парень с легкой осторожностью заметил:
- Знаете, я никогда еще не видел его таким недовольным...
- О чем ты? Да я абсолютно спокоен, - ответит вместо нее старший брат.
- Угу...
- У меня нет никаких причин для недовольства.
- Продолжай уверять себя в этом.
- Заткнись.
- Сам замолчи.
Прерывая разгоравшийся спор братьев, за окнами раздалась полицейская сирена. Кажется, все решилось и без ее участия, и к ним приближался наряд копов. Может, кто из прохожих услышал выстрел… Куда их вообще завезли-то? 
Заметив в глазах Антон легкую панику, она решила, что самое время давить на них. Лучшего способа получить информацию не представится.
- А вот и копы пожаловали. Хотите, подождем их? Или вы все-таки что-нибудь расскажите? – девушка ухмыльнулась, радуясь, что все так хорошо сложилось. И никаких пыток или того, что она собиралась за них выдавать.
Однако старший русский все так же оставался невозмутим. Интересно, сколько лет он уже так живет, постоянно ходя по краю лезвия?
- Копы...- саркастически протянул он, - схватят они нас, и что дальше? Думаете, вернетесь к своей обычной жизни, к любимым развлечениям? Прославитесь поимкой вооруженных убийц? Хрена с два. Не пройдет и пары дней, как вы двое разделите нашу участь. Вы и представить себе не можете, какая сила стоит над тем, что вы зовете правосудием. Вы не представляете, в какое говно вляпались. Можете мне не верить, но есть только один способ это узнать.
И помедлив пару секунд, добавил, обращаясь уже конкретно к Люси:
- Ах да. Доверившись копам, можешь навсегда попрощаться со своим братом, Люси Дженнифер Адамс.
Люси была готова поспорить, что мужчина блефует. Причем блефует бездарно. Неужели он думает, что она купится на эту чушь с силами, правосудием и вселенским заговором? Может, этот фокус прошел бы со вторым заложником, но она пока не настолько свихнулась.
- Серьезно? Будешь угрожать мне копами? Ты знаешь мое имя. Ты знаешь причину, почему меня интересуют эти бумаги. Но, я полагаю, это все, что ты знаешь обо мне, иначе бы мы обошлись без настолько глупых угроз. Хочешь, мы можем подождать, пока парни с пушками поднимутся сюда и арестуют вас - показательно садится на кровать. - Или вы все-таки дадите мне хоть одну причину, чтобы я вытащила ваши задницы из этой передряги. Вам решать, ребята.
Не сказать, что Адамс действительно надеялась на какую-то важную информацию, но они могли случайно взболтнуть важную для нее информацию. Кажется, она недооценила их страх перед копами. По крайней мере, страх одного из них.
- Виатус! - панически воскликнул Антон. – Это они во всем виноваты, эти твари испытывают какой-то вирус, они...-  тут он, скосив взгляд на брата, с испугу начал путаться в словах. -  Твой брат...они, они там испытывали на нем свое дерьмо! А мы пытаемся их остановить! Эта зараза опасна. Давай же, освободи же нас, я не вру, у меня есть доказательства, черт!
Люси соскользнула с кровати и опустилась перед Антоном на колени, глядя прямо в глаза:
- Где? Доказательства. Заставь меня поверить.
- Сильварим. Это их рук дело! Подумай же, не трудно сложить дважды два!
Она сложила. Еще когда взяла в руки документы и нашла там имя своего брата. Вот только Люси была почти уверена, что нога Джозефа никогда не ступала на борт лайнера. С ним что-то случилось, и произошло это до отправки. Но это была зацепка – и зацепка неплохая. И ей жизненно важно обсудить это с одним человеком. Льюис Адамс очень не хотел, чтобы она в это лезла. Значит, он что-то знал, и теперь ему придется заговорить.
Старший брат что-то едко и эмоционально сказал по-русски. Очевидно, угрожал. Неужели информация про лайнер для него действительно важна?
Адамс вскочила на ноги и окинула медленным взглядом связанных русских, словно принимая мучительное решение и, вздохнув, обратилась к Волкову:
- Отдай ему ключ. Пусть уходят. И выбрось пушку, надо встретить копов так, чтобы они не сунулись сюда.
И уже посмотрев на старшего:
- Бар Гадкий койот, на 153ей Авеню. Завтра в шесть. Думаю, нам найдется, что обсудить.
Кто бы сомневался, что Волков опять заартачится. Очевидно, без этого жизнь не сладка. И ведь Адамс готова поспорить, что в результате он все равно сделает так, как ему скажут. Но усложнить другим жизнь – это обязательно.
- Че? Я не собираюсь копов встречать! Может, ты забыла, но последняя моя встреча с ними была не из приятных, знаешь ли!
- Ключ! – это старший.
Волков швыряет ему ключи и ненадолго задумывается, решая, что еще выкинуть:
- Я с вами побегу
- Щас! разогнался...- кажется, старший не доволен таким исходом, но девушка не понимает, что он говорит.
Еле сдерживаясь, чтобы не выругаться, Люси спрятала под блузку документы и быстрым шагом направилась к двери, но, остановившись у порога, снова посмотрела на парня:
- Слушай, выбирай. Либо ты сейчас спокойно спускаешься со мной к копам, я нас отмазываю, и через полчаса ты уже пьешь пиво вместе с твоим другом, либо отправляешься в бега с преступниками, которых ищут все копы Нью-Йорка. И, возможно, не только они. Решение за тобой.
- Если они меня схватят, то я один я за решетку не отправлюсь, так и знай - нерешительно следуя за девушкой, ответил он, как будто кося под героя криминальных боевиков.
«Сказал последнее слово, молодец», - усмехнулась про себя Адамс. «Чертовы русские».
Процесс договоров с копами был банален и скучен. Рассказав паре офицеров глупую историю в стиле «у нас с моим парнем месяц отношений, мы так любим друг друга, и взрывали фейерверки, нам очень жаль, простите, мы так больше не будем», Адамс вручила главному из копов бумажку в сто долларов, которую, по обыкновению, крепила к задней стороне удостоверения – той единственной вещи, на которую никогда не льстились не грабители, ни похитители, ни террористы – и была такова. Этот способ работал всегда, начиная еще с тех лет, когда они с однокурсниками действительно взрывали фейерверки.  У копов работы обычно и без дурных парочек хватает, чтобы разбираться с каждым таким делом, а тут еще и приятный бонус. Прочитав ей и стоящему в отдалении Олегу небольшую лекцию на тему опасности взрывов, копы уехали, оставив их наедине.
- Ну что, Рэмбо, - ухмыльнулась Люси, кивком указывая на машину русских. – Подбросишь даму до дома?

+1


Вы здесь » Rise of New Age » Хорошо забытое старое » Большой шухер - 03.08.2015.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC